Австрийское фиаско Brexit

Тереза Мэй и Ангела Меркель на неформальном саммите ЕС в Зальцбурге

В австрийском Зальцбурге завершился неформальный саммит Евросоюза. Высокое собрание формализовало провал Brexit-переговоров и если судить по реакции лидера ЕС – попрощалось с нынешней главой британского кабинета. Публичный отказ педантично вежливой А. Меркель пожать руку Т. Мэй – демонстрация не личных симпатий, но отношения единой Европы к островным изоляционистам.

Политика «блестящей изоляции» осталась на заре XX века. В веке XXI Великобритания проголосовала за выход из ЕС – и её вынуждают уйти с большими потерями и в назидание оставшимся европейцам. Форма принуждения была мягкой и деликатной, длительной и многословной. Но суть Brexit осталась жёсткой, а после австрийской пикировки – даже острой.

В классической сказке «Приключения Чиполлино» есть второстепенный персонаж герцог Мандарин. С первостепенной наглостью угрожающий прыгнуть с крыши/шкафа/балкона, если не будут выполнены герцогские требования материального характера. Всего за несколько глав шантажист обобрал сердобольных владельцев крыш, шкафов и балконов до нитки – они искренне плакали от одной мысли о суициде нервного герцога.

Европейские лидеры два года увещевали официальный Лондон проявить благоразумие и не доводить дело до категоричных ультиматумов. В Зальцбурге уговоры кончились. Вместо долгожданных, выстраданных, ключевых уступок от ЕС Тереза Мэй дождалась евровердикта: «Ну что же, прыгайте…»

Перед решающим раундом дискуссии глава британских консерваторов заявила:

«Или Европа принимает наш план «мягкого» выхода, или никакого соглашения не будет вообще!»

Добавила резкие выпады в адрес европейского миграционного кризиса – болезненной темы для ФРГ, Франции, Италии, для практически всего ЕС.

С напыщенным апломбом сказочного герцога потребовала изменить позицию остальных 27 стран Евросоюза.

Попыталась скомпрометировать переговорщика от ЕС М. Барнье, представителя Пятой республики.

Стоит ли удивляться лопнувшему терпению лидеров ЕС?

В Австрии премьер-министру Великобритании дали слово на 12 минут – дабы убедиться в упорстве королевского шантажиста. После чего план «Soft Brexit» был отвергнут, а запасного варианта у брекситёров не нашлось.

В желании выборочно соблюдать четыре основные свободы перемещения в ЕС (товаров, услуг, капиталов и граждан) Великобритании отказано.
В намерении создать полупрозрачную пограничную мембрану между Северной Ирландией и собственно Ирландией также отказано.

Исторически близкая с королевством Мальта предложила провести новый и улучшенный референдум с правильным консолидированным итогом – Т. Мэй истерически отвергла саму возможность решающего плебисцита.

В итоге к октябрю 2018 года Brexit равносилен изгнанию Великобритании из ЕС.
Без условий и соглашений, в стиле «Выход на крышу или балкон – там, всего вам доброго!»
При всём значении островной экономики, торговли и финансов сравнение с Евросоюзом выглядит удручающе.

ВВП ЕС в 8.5 раз больше британского. Экономически активного населения в ЕС больше в 7.5 раз, внешняя торговля и производство королевства далеки от самодостаточности, энергетика дефицитна, государственный долг – один из рекордных в мире, сектор финансовых махинаций развит непропорционально. Крупнейший банк Германии начал вывод сотен миллиардов евро из британской юрисдикции, не дожидаясь фиаско в Зальцбурге…

В начале октября 2018 года состоится съезд консервативной партии Соединённого королевства. Максимальным достижением нынешнего кабинета (за два года!) стоит признать токсичный пузырь «дела Скрипалей» и отказ посещать футбольный чемпионат в РФ. Для политиков уровня Т. Мэй это довольно много, но для руководителей периода расставания с ЕС – слишком мало. Весьма вероятны внеочередные выборы и уход консерваторов в оппозицию, подальше от ответственности за политические провалы последних лет.

Highly likely, в ближайшие недели Великобританию возглавит новое правительство. Ему предстоит преодолеть не только ледяную холодность канцлера ФРГ, но учесть любезное разъяснение президента Франции: «Кто утверждает лёгкость и богатство жизни без Европы – лжецы. Нельзя выйти из ЕС без расплаты и последствий…»

К сожалению, расплаты за химическую провокацию в Солсбери не понесут даже бывшие министры – а провокационные последствия будут отравлять российско-британские отношения ещё долгие годы. Когда мягкий или жёсткий Брексит станут историей либо произойдёт повторный референдум, возвращающий блудное королевство в семью европейских народов. Лейбористы – главные конкуренты консерваторов – уже предложили отнести все Brexit-проблемы к проискам внешних врагов и дежурных хакеров.