Атомный «гуманизм» США

Фотоколлаж

Атомная эпоха в истории человечества началась 73 года назад, в августе 1945. ВВС США сбросили на два японских города «экспериментальные» ядерные бомбы с издевательскими именами «Малыш» и «Толстяк». Эксперимент привёл к немедленной гибели 150.000 человек, чьи имена установлены только частично.

Подавляющее большинство погибших – мирные граждане, среди них нескольких сотен пленных американцев! Десятки тысяч умирали в мучениях на протяжении десятилетий. Последствия ударов «Малыша» и «Толстяка» ощущаются по сей день – онкологическими заболеваниями, генетическими отклонениями, бесплодием и прочими экспериментальными последствиями.

Хиросима и Нагасаки были глубоким тылом обречённой островной империи. Их выбор в качестве мишеней объяснялся потребностями новой войны, известной под названием «холодная».
США начали её до разгрома германского нацизма и японского империализма, т.к. союзник по антигитлеровской коалиции угрожал глобальному доминированию США.

Проблему СССР почти решили методом Пёрл-Харбора – то есть внезапным ударом на уничтожение. Не хватило всего нескольких месяцев и производственных мощностей по выпуску ядерных зарядов. Уже не экспериментальных…

Атомный «гуманизм» США – один из самых стойких, ярких и красочных мифов холодной войны.

Действительно, целых четыре года Америка обладала монополией на ядерное оружие. Из горнила Второй мировой США вышли богатым, научно, технологически и промышленно развитым государством. СССР же изведал опустошительное нашествие коричневой чумы и понёс невосполнимые потери. Крупные контингенты американских войск расположились близ советских границ, появилась глобальная сеть военных баз США, рекордный по могуществу ВМФ бороздил все моря и океаны, в составе американских ВВС насчитывались сотни стратегических бомбардировщиков – СССР не имел ничего подобного.

Однако ядерного нападения на Советский Союз не произошло – произошло мифотворчество о беспрецедентном миролюбии США.

Дело не в ущербности логического посыла: «А ведь могли и бритвой полоснуть». Дело в качестве и количестве припасённых ядерных бритв. Четыре года атомной монополии США стали уникальным этапом гонки вооружений. Всемирный гегемон соревновался сам с собой в исключительном одиночестве, но победить не сумел.
Рассекреченные данные американских архивов раскрывают подробности этого соревнования:

Административный руководитель атомного проекта США генерал Л. Гровс ещё в 1944 году называл главной целью ядерных бомбардировок нашу страну – до открытия второго фронта в Европе!

16 июля 1945 года осуществлён первый в человеческой истории взрыв атомного заряда на американском полигоне в Неваде.

17 июля 1945 года (на следующий день!) президент США Г. Трумэн лично информирует о появлении чудо-оружия И. В. Сталина – в ходе первых и последних личных переговоров в Потсдаме. Сталин воспринимает информацию с равнодушной скукой, чем приводит заокеанских ястребов в термоядерную ярость (хотя термоядерный синтез ещё не изобретён).

18 июля 1945 года военно-политическими элитами США вынесен приговор Хиросиме и Нагасаки. Дабы во всей красе показать чудо-оружие советским скептикам.

6 и 9 августа 1945 года уничтожены два тыловых японских города. Советское руководство продолжает игнорировать уникальную дубину в лапах уникального питекантропа – претендующего не только на силовое, но и на морально-нравственное лидерство в планетарном масштабе!

Дальнейшие события – хроника низменных надежд «Мы вас испепелим!» с постоянным дефицитом испепеляющих средств и с горьким разочарованием «Как не безнаказанно?!» летом 1949.

Эффективность первых атомных бомб оказалась весьма низкой. Деморализованная Япония в состоянии полного неведения и в жесточайшем цейтноте смогла снизить жуткие последствия бомбардировки Нагасаки примерно вдвое по сравнению с Хиросимой. Хотя между преступными ударами прошло всего три дня и Японию постоянно бомбили обычными боеприпасами. В марте 1945 «обычный» налёт на Токио привёл к огненному смерчу и гибели 100.000 горожан.

Опыт японских мероприятий гражданской обороны изучался другими державами внимательнейшим образом. Кто предупреждён – уже вооружён, пусть пока и не ядерной дубиной.

Для нокаута СССР требовалось поубивать как можно больше советских людей, причём гражданского населения – что обсуждалось и принималось в американских штабах вполне официально и с постоянным подстёгиванием из Белого Дома. Ответить богоизбранной Америке советские «агрессоры и злодеи» не могли даже ударами обычной авиации или военно-морскими рейдами. Поэтому в людоедских замыслах приоритет уделялся крупнейшим городам – потенциальным кладбищам.

30 августа 1945 года – ещё Япония не подписала капитуляцию! – штабом ВВС США утверждён первый план ядерной бомбардировки СССР. 15 городов были названы «ключевыми» и 20 «важными» для превращения в радиоактивную пустыню.
Например, Москве и Ленинграду предназначалось по шесть бомб мощностью 20 килотонн, Свердловску – три, Ташкенту – две.
Среди целей были все столицы союзных республик, включая прибалтийские и украинскую. Зато США не поддерживали советскую власть в Прибалтике, понимаешь…

К возмущению клики Трумэна атомная промышленность США не успевала наполнить стратегию уничтожения весомыми килотонными аргументами.

К концу 1945 года у США имелось… две атомные бомбы. В то время как «миролюбивые» планы заокеанских гуманистов нуждались в 400 ядерных зарядах для гарантированного уничтожения 100 городов потенциального противника. Который потерял в едва закончившейся войне 27 миллионов человек и согласно вашингтонскому мнению должен был создать свою атомную бомбу не ранее 1962 года. США же намеревались выпустить 400 «Малышей и Толстяков» к концу 1952.

На 1 июля 1946 года у американских вояк было всего девять бомб. Из них две взорвали на атолле Бикини – получив ценный опыт о воздействии поражающих факторов атомного взрыва на корабли, строения, боевую технику, животных и т.д. Однако оставшегося арсенала хватало только для удара по Москве, да и то при 100 % удаче!

В ноябре 1947 года США обладали тринадцатью атомными бомбами. Катастрофически мало для разгрома СССР.

1 июля 1948 года количество американских ядерных боеприпасов достигло 50. Очень мало для внезапного нападения.

1 июля 1949 их стало 133. Стратегия применения предусматривала удары по 70 советским городам с гибелью от 2.5 до 6 миллионов человек. Всё ещё маловато для спокойного уничтожения стариков, младенцев и других «агрессоров».

1 июля 1950 достигнута планка в 292 заряда, красные кружочки уютно накладываются почти на все значимые города Союза, эра ядерного дефицита завершена, к концу года заокеанских бомб уже 400…

Но…

29 августа 1949 года СССР провёл своё атомное испытание – и период ядерного изобилия объединился со страхом ответного удара. Четыре года светоч всемирной демократии невинно готовился к уничтожению десятков миллионов человек, это превосходит любые злодеяния нацизма. Подготовка была сорвана героическим трудом советских учёных, инженеров, рабочих, военнослужащих и разведчиков.

После августа 1949 США предстояло бить по аэродромам, воинским частям и промышленным объектам «вероятного противника».
Что увеличило количество целей до нескольких тысяч и не гарантировало отсутствие ядерного гриба над Манхэттеном.
Десятилетия последующей истории убедительно доказывают – лучшей гарантией независимости и суверенитета является ракетно-ядерный щит.

Когда современная броня России включает подводный беспилотник с зарядом 100 мегатонн, крылатую ракету с неограниченной дальностью полёта, системы «Сармат», «Авангард» и «Кинжал» – заокеанским атомным «гуманистам» приходится довольствоваться санкционными симуляторами и токсичными провокациями.