Американская «дипломатия» и российский «Посейдон»

Заместитель госсекретаря США по контролю над вооружениями Андреа Томпсон

Самым значимым геополитическим событием ушедшего 2018 года стало выступление Президента России перед Федеральным собранием в марте месяце. В. В. Путин представил согражданам и мировому сообществу веские гарантии российского суверенитета и независимости. Воплощённые на новом технологическом уровне, но призванные решить древнейшие задачи оборонительного характера – актуальные для России на протяжении всей её истории.

Между фразами «Кто к нам с мечом придёт – от меча и погибнет!» и «Нас никто не слушал – послушайте сейчас!» дистанция почти в 800 лет. Поэтому взаимозаменяемость этих резюме удивительна и поучительна. Послушай псы-рыцари голос рассудка и предупреждения людей знающих, откажись от вторжения ради лёгкой наживы – избежали бы гибели в ледяных водах Чудского озера.

Одна из разновидностей нового российского оружия тоже связана с водной стихией и призвана остудить авантюризм современных носителей всяческих мечей.

В особо мощной торпеде со специальной боевой частью нет ничего принципиального нового. Прототип подводного «Посейдона» разрабатывался… с 1949 по 1953! Для нанесения ответного удара по глобальным носителям бомбовой демократии в случае атаки на СССР. В те годы сами понятия «ядерный паритет» или «взаимное гарантированное уничтожение» категорически отрицались американским истеблишментом как совершенно нереальные и для США крайне нежелательные.

С тем же усердием нынешние заокеанские власти отрицают «Посейдон». Что-ж, следующие стадии принятия неизбежного хорошо известны…

С 1949 года минуло 70 лет и две научно-технических революции. Современные средства ядерного сдерживания отличаются от «гостинцев» для Хиросимы не меньше, чем автомат Калашникова от средневекового клинка. В частности, подводный ядерный дрон «Посейдон» обладает следующими известными характеристиками:

  • Габариты 20 м в длину и 2 м в диаметре, вес до 100 тонн;
  • Основной боезапас мощностью до 100 мегатонн, дополняемый другими оружейно-разведывательными системами;
  • Компактный ядерный реактор и практически неограниченную дальность миссий;
  • Низкий порог обнаружения всеми известными и перспективными средствами мониторинга подводной обстановки;
  • Принципиальная невозможность нанести ущерб пусть даже обнаруженной подводной торпеде, идущей к цели на крейсерской скорости.

Озвученные параметры вполне реалистичны и даже подтверждены на практике. Советские обитаемые (!) подлодки несли службу на глубинах более 1.000 метров ещё в 80-х годах прошлого века. Действующий ядерный реактор диаметром менее 1.5 метров создан и испытан десятью годами раньше. Связь между субмаринами давно отработана и т.д.

Подводные лодки ВМФ РФ «Белгород» и «Хабаровск» способны нести от 6 до 8 «Посейдонов», на российских верфях строится семейство вспомогательных кораблей, давно действует испытательная ПЛ «Саров» – специалистам хорошо известны этапы воплощения проекта «Возмездие из-под воды» на протяжении уже нескольких лет.

В дни американского разрыва договора о ракетах средней и малой дальности показательна реакция властей США на другие инструменты ядерного паритета.

Заместитель государственного секретаря США по контролю над вооружениями – то есть главный специалист дипломатического ведомства по оборонным вопросам – прокомментировала наличие «Посейдонов» у ВМФ РФ следующим образом:

«Я не доверяю российской пропаганде, но верю в американских военных… Важно помнить – у США сильнейшая армия, так было, есть и будет…»

Госпоже А. Томпсон важно помнить, что её предшественница на посту зам. госсекретаря по контролю над вооружениям Р. Гетемюллер ещё в декабре 2015 увязывала российский «Посейдон» и американское ПРО в один проблемный узел.

Госпоже А. Томпсон важно напомнить, что в марте 2016 руководство Объединённой судостроительной корпорации РФ подтвердило «разработку АПЛ пятого поколения, способных к размещению подводных роботов – носителей ядерных торпед»

Госпоже А. Томпсон как карьерной разведчице U.S. Army (в течение 28 лет!) важно знать, что в декабре 2016 года разведка США доложила об испытании российского боевого беспилотника, запущенного с подводной лодки «Саров».

Госпожа А. Томпсон может не верить, но с марта 2018 военное ведомство США официально включило «Посейдон» в ядерно-стратегическую триаду ВС РФ.

В январе же 2019 года американская разведка и Пентагон активно обсуждали информацию о новых испытаниях «объекта российской пропаганды» в акватории северных морей, он развил скорость более 200 км/час. Вдвое выше, чем у любых существующих подлодок или торпед.

Прямой отказ заместителя госсекретаря США всерьёз воспринимать подводное возмездие дружно проигнорировали все ведущие западные СМИ. Будь то бумажные, сетевые или телевизионные носители исключительно важной информации. Беспрерывно сражающиеся с цензурой против фейковых новостей. Осталось сделать следующий шаг и объявить фейком все успехи российского ВПК – начиная с «ракеты преткновения» 9M729 и тем самым сохранить ДРСМД.

У немецких рыцарских орденов и после Ледового побоища имелась «сильнейшая армия» в Восточной Европе. Однако новым магистрам хватило ума не отрицать разгром 1242 года и не лезть дальше на восток, удерживая предыдущие захваты. Меченосцы не объявляли свою вылазку триумфальной, сосредоточенно булькая на дне великих достижений.

В отличие от госпожи А. Томпсон – славной не только комментарием о «Посейдоне», но целой книгой с ошеломляющим названием «Виктория в Ираке – победа над повстанцами». Книга повествует об американской «виктории» в Ираке накануне появления запрещённого в РФ ИГИЛ. Судя по тенденциям американской дипломатии, в реальности существования чёрного халифата тоже стоит сомневаться?