Афганистан: 17 лет исключительных побед

Военнослужащие армии США в Афганистане

Война в Афганистане стала самой продолжительной за всю американскую историю. И самой дорогостоящей – не только в финансовом, но также в геополитическом и глобально-имиджевом отношении. Конфликт и поныне далёк от завершения, а логика его развития категорически не устраивает американские элиты. Одержав победы в каждой оперативной кампании, практически в каждом военном столкновении, поубивав почти всех вражеских командиров, США близки к… поражению в Афганистане.

Вопрос стоит не в «демократизации и процветании» горной страны, а в приемлемой эвакуации воинских контингентов в страну бывшей исключительности.

Война в Афганистане полностью соответствует строгим нормам международного права. Ей никто не чинит серьёзных препятствий. Её вела коалиция из 60 с лишним могущественных государств планеты против… даже не одной бедной страны, а одного околотеррористического движения. Враждующие силы были несопоставимы – как лучник античного мира и современный авианосец.

Тем удивительнее ретирада «несокрушимого» авианосца и причины военно-политического фиаско. В отличие от вывода американских войск, фиаско уже состоялось. Достаточно назвать три главные официальные цели вторжения США в Афганистан:

  • Свержение и разгром запрещённого в РФ движения «Талибан».
  • Освобождение от влияния «Талибана» как территории, так и общественно-политических институтов Афганистана.
  • Пленение, суд и исполнение приговора над руководителями запрещённой в РФ Аль-Каиды.

За 17 лет исключительных побед ни одна цель не достигнута.

«Талибан» не разгромлен – численность его боевиков с 2001 года выросла в несколько раз (с 60 до 130-150 тысяч).

«Талибан» не лишился территориального влияния. С 2014 года сокращения западной вовлечённости в афганский конфликт движение существенно расширило контроль, особенно над сельскими районами Афганистана.

«Талибан» не утратил общественно-политических симпатий внутри страны и приумножил таковой капитал на международной арене. С его представителями ведут переговоры как сами США, так и другие державы. Характерный пример – московское совещание в ноябре 2018, где американская делегация была наблюдателем.

С пленением и особенно с судом над отъявленными террористами ситуация ещё хуже. Врагов «лучезарной Америки и либерального прогресса» отстреливают ударные беспилотники и ликвидирует спецназ – без малейшего намёка на юридические процедуры и прочие законные формальности.

Война в Афганистане началась на пике однополярного доминирования США и как реакция на ужасающий теракт 11.09.2001.

Она была ошеломительно успешной – на первом этапе. Авиация западной коалиции громила военные лагеря, очаговую ПВО и немногочисленную авиацию талибов. Целые провинции и крупные города переходили под контроль Северного альянса – местных союзников сил вторжения. «Талибан» отступал, его отряды пачками переходили на сторону победителей.

9 ноября 2001 года почти без боя взят Мазари-Шариф, центр всего северного Афганистана.

13 ноября 2001 года совершенно без сопротивления пал Кабул – официальная столица и самый крупный город страны.

7 декабря после спорадических стычек занят Кандагар – колыбель движения «Талибан».

К концу года талибов выкурили из пещерного комплекса Тора-Бора и объявили разгромленными. В Афганистане развернули силы международного контингента, провели выборы, приняли конституцию – всё происходящее казалось убедительной и яркой иллюстрацией к бестселлеру «Конец истории».

«Талибан» ушёл в подполье и переквалифицировался на партизанскую тактику, которая отличается творческо-убийственным разнообразием.

«Талибан» стратегически опирался и опирается на зону племён в сопредельном Пакистане. На традиции враждебного отношения афганцев к вооружённым «освободителям». На мощное (по сути безальтернативное) общественное влияние религиозной пропаганды. На понятный обывателям жизненный и законный уклад во время своего правления. На буквальную близость к населению – в зримом контрасте с прозападными марионетками за частоколом западных штыков. На случайные жертвы среди афганцев во время западных «боевых выходов». На очевидное и вопиющее разделение людей – на белых «сагибов» и сомнительных «местных».

Нравится нам это или нет – но партизанская деятельность и вооружённое подполье немыслимы без симпатий большинства жителей. Иначе судьба партизан-подпольщиков будет короткой и печальной. Гибкая (при этом жестокая и фанатичная) стратегия талибов взяла верх над коалицией из 60 властителей планеты. В который раз Афганистан оказался не по зубам покорителям вселенной.

В ноябре 2018 года специальный представитель США по Афганистану назвал актуальную вашингтонскую задачу в самой продолжительной войне с участием U.S. Army:

«Мы надеемся на мир с «Талибаном» в 2019 году»

В 2001 году США с тем же успехом надеялись на разгром и зачистку горной страны от религиозно-политического движения «Талибан». Для мира необходим диалог – талибы же рассчитывают на полную победу и в серьёзные дискуссии с властями США не вступают.

Официальной реакцией «Талибана» на исключительные надежды стал график вывода американских войск и список членов организации, подлежащих немедленному освобождению. График вручён афганскому правительству – для дальнейшей передачи руководству США. Многочисленная западная коалиция за несколько минувших лет тихонько покинула Афганистан – без пафоса и поодиночке.

Вашингтон сам вступил на тропу блестящей изоляции и финансового наказания любых политико-коммерческих партнёров. Для афганской кампании эта стезя равносильна вьетнамскому итогу 17-летней авантюры.

Надежды американского спецпредставителя были стремительно «подкреплены» терактом против патруля U.S. Army и пятикратным обстрелом крупнейшей базы U.S. Air Force в Баграме. Талибы регулярно совершают нападения в особо охраняемом тройным периметром безопасности кабульском центре. Ведут бои за ряд провинциальных городов. Контролируют свыше половины афганской территории. На их сторону переходят целые отряды местной милиции и регулярной армии.

Если проморгать лавинообразное нарастание этого процесса, вертолётов на крыше американского посольства в Кабуле может не хватить.